»

Джон Маккарти: «Давайте начнем!»


Выражаясь фигурально, у каждого из нас есть две доски почета, посвященные ММА. На одной изображены бойцы, на другой люди, не принимающие участия в боях. На последней, вне всяких сомнений, изображены Дана Уайт, Чарльз «Маска» Льюис Младший [промоутер, основатель бренда «Tapout» - здесь и далее прим. пер.] и другие официальные лица, среди которых особое место занимает самый авторитетный рефери ММА, «Большой» Джон Маккарти. 

Ни один другой человек, не принимающий непосредственное участие в боях, и не носящий фамилию Фертита или Уайт, не смог оказать большего влияния на смешанные единоборства, чем Джон Маккарти. Мало кто может сравниться с ним по количеству выходов в восьмиугольник.

Он является одним из тех немногих, кто помогал развивать ММА в самые тяжелые времена, с момента возникновения и до настоящего времени. А вы думали, что он всего лишь спрашивает бойцов о готовности и поднимает руку победителя?

Джон Маккарти: «Давайте начнем!»

Не так давно «Большой» Джон Маккарти любезно согласился обсудить с CagePotato свою новую книгу “Let’s Get It On!” [«Давайте начнем!»]. Книга на 50% состоит из уроков истории ММА, на другие 50% это автобиография, но она на все 100% стоит каждой потраченной копейки и каждой потраченной минуты. Итак, без дальнейших церемоний, давайте начнем!


«Большой» Джон Маккарти рассказывает о своей новой книге, Дане Уайт и об опозорившихся бойцах.



Расскажите, как вы получили прозвище «Большой». Кто-то из ваших знакомых был фанатом Большого Джона Стадда [амер. рестлер]?

(смеется) Нет, знаете ли, моя мама какое-то время так меня называла, но приклеилось оно благодаря Арту Дэви [один из основателей UFC]. Однажды я решил над ним подшутить и поднял его над головой, а он закричал: «Большой Джон отпусти меня!» С тех пор он всегда меня так называл, а потом и другие стали.

Почему вы решили написать книгу? Хотите рассказать миру историю UFC?

Именно так. Если бы Лоретта Хант [спортивный обозреватель] не замучила меня до смерти с просьбами написать книгу, то она никогда бы не была написана. Она сказала мне одну вещь, которая положила начало этому проекту; что у ММА на самом деле очень богатая история, о которой никому не известно. Зрители наблюдают за событиями мира смешанных единоборств с 2005 года, когда появилось телевизионное шоу «The Ultimate Fighter». Они думают, что с этого все и началось. На самом же деле, для этого было проделано много работы.

Я думаю, нужно отдать должное Лоренцо Фертита. Он вложил свои деньги и даже влез в долги, чтобы помочь делу и заставить других вкладывать деньги в ММА. Даже имея 40 миллионов долларов долгов он не сдался.

Боб Мейровиц также вложил собственные средства. Он продолжал пытаться держать проект на плаву, несмотря на то, что он ничего на нем не зарабатывал.

Джефф Блатник – это человек, о котором я просто обязан рассказать. Джефф был приглашен на UFC 4 в качестве комментатора. Этот спорт пришелся ему по душе, ведь он сам был олимпийским чемпионом по борьбе. Он буквально влюбился в ММА.

Есть еще довольно много людей, которые помогли проекту стать тем, чем он является сегодня. Об их заслугах никому не известно. Вот почему я решил написать эту книгу.

Вы получили авторское право на вашу коронную фразу “Let’s get it on!” [«давайте начнем!»]. Также как Майкл и Брюс Баффер запатентовали фразы “Let’s get ready to rumble!” [«Приготовьтесь к драке!»] и “It’s time!” [«Время пришло!»] соответственно. Действительно ли есть в этом необходимость, и приходилось ли вам подавать на кого-нибудь в суд за незаконное использование вашей фразы?

Не уверен, что в этом есть необходимость. Меня вынудили люди, которым тоже хотелось принять участие в проекте. Пришлось это сделать, чтобы защитить свои права. Обращался ли я по этому поводу в суд? Нет. Я просто говорил: «Эй, не делайте этого!». Вот и все. Я знаю, что Майкл подавал в суд на людей, использующих его фразу, и выигрывал. Но мне не приходилось этого делать.

Вы пошли по стопам отца и раньше работали в полицейском управлении Лос-Анджелеса. Вы вплотную занимались своей карьерой, ловили преступников, как же получилось, что вы оказались в UFC?

Я там оказался благодаря знакомству с Рорионом Грейси. Я начал заниматься у него еще до создания UFC. И я был спарринг-партнером Ройса [Ройс Грейси], когда он готовился к выступлению на первом турнире UFC. Открывал событие бой между Жераром Гордо и Тейлой Тули, я получил должность рефери именно благодаря этому бою. Подразумевалось, что рефери не имел права останавливать поединок. Боец сам должен был постучать по полу, или его секундант мог выбросить полотенце. Когда Тули получил ногой по зубам и пропустил удар рукой в голову, он ушел в нокаут. Тогда рефери Джоа Альберто Баретто вмешался. Он остановил бой, и сказал, что не позволит продолжить его. Потом у Джоа и Рориона состоялось своего рода совещание. Рорион был разочарован. Он не хотел, чтобы рефери вмешивались в ход боя. И поэтому я получил эту должность. Конечно, должно быть чувство сострадания, но им был нужен хладнокровный человек.

Итак, я должен задать следующий вопрос и скрещиваю пальцы в надежде получить от вас ответ. Кто из бойцов обделался в клетке, а вы отправили его в раздевалку принять душ?

Знаете что, я оставлю это при себе. Мой долг перед бойцами – не разглашать такую информацию. Когда я работал над книгой, я не хотел разрушать отношения, которые у меня с ними сложились, не хотел злоупотреблять их доверием. Подобные вещи постоянно происходят и в клетке, и в раздевалке, и это ставит человека в неловкое положение. Если они захотят этим поделиться, то это их право, но я не стану этого делать.

Вы знакомы с множеством людей. Знакомством с кем вы более всего гордитесь? И кого бы вы предпочли не знать вовсе?

(Громко смеется) Ух ты! Я не думаю, что могу выделить только одного человека, знакомству с которым я был особенно рад. Есть несколько людей, которые в боевом спорте уже давно, и я горжусь тем, что знаю их, и уважаю все, что они делают для боевых искусств.

Для меня было честью познакомиться с Хелио Грейси, тренироваться с ним и просто проводить время. Я считаю его невероятным человеком, который прожил невероятную жизнь и делал невероятные вещи. Так что в моем списке он занимает особое место.

Еще Чак Норрис. Он ко всему подходит очень серьезно. Я очень высоко ценю тот путь, который он прошел, чтобы стать олицетворением боевых искусств. Еще я очень люблю Джина ЛеБелла просто как человека. Это мой давний друг. Джин нереально крутой парень, но вместе с тем очень хороший и исключительно великодушный человек.

Что касается людей, которые мне не нравятся, то я о таких вещах не задумываюсь. Это не самое главное в жизни. Если человек вам не нравится, или относится к вам неправильно, просто забудьте о нем.

Вы подробно описали ссору между Тито Ортизом и Кеном Шэмроком, когда Кен на взвешивании швырнул в Тито стулом, а Дана Уайт поймал его в воздухе. Вы заметили, что, для ничего не подозревающего человека, он слишком быстро отреагировал на происходящее. Мне показалось, или вы действительно намекнули на то, что этот момент был инсценирован?

О, это было потрясающе! Нет, он не знал, что произойдет, это только домыслы. Дана не знал, что Кен собирался пнуть по тому стулу, но он поймал его даже без тени удивления на лице. Дело было так: Кен сделал шаг назад и пнул по стулу. Он подлетел в воздух, а Дана вытянул руку и схватил его. Этот момент мне показался очень смешным. Я считаю, Дана отлично справился с ситуацией.

Полагаю, если бы Шэмрок тренировался у Стивена Сигала, то стул точно попал бы в цель.

(Смеется) Возможно, вы правы!

За время своей карьеры вы видели несколько подстроенных боев. Случалось ли подобное за последнее время, в UFC или где-нибудь еще?

Нет. Давайте сразу разберемся. В рамках рекламных кампаний действительно были постановочные поединки, это часть нашей работы. В действительности же это неправильно и нельзя допускать, чтобы такое происходило. Однако в самых первых турнирах такие случаи имели место, когда в клетку выходили два бойца от одного менеджера, который обычно говорил: «У этого парня очень хорошие шансы выиграть, а у того – нет, поэтому я хочу, чтобы он слил бой». Вот так это происходило. В книге я, например, описываю бой Олега Тактарова против Энтони Масиаса. Их промоутером был Бадди Альбин. Он подговорил их, а руководство UFC об этом понятия не имело. Когда я это понял, то пошел к Бобу Мейровицу и сказал ему, что Масиас проиграл в том бою намеренно.

Как расшифровывается название C.O.M.M.A.N.D. [Команда] и что вы можете рассказать об этом поклонникам?

Аттестационная программа для должностных лиц в рамках национального развития смешанных единоборств. Нашей целью является повышение компетентности рефери и судей ММА. Судьи должны правильно оценивать технику бойцов. Мы также хотим, чтобы они умели видеть, что боец намеренно проигрывает. Самое главное – добиться одинакового отношения и одинакового взгляда на вещи от всех, кто вовлечен в официальные процедуры. Так должно быть повсеместно, поскольку это выгодно и для бойцов, и для промоутеров, и для фанатов. Нам нужно беспристрастное и согласованное судейство, одинаковое для всех.

Есть официальная информация о том, что несколько лет назад вы повздорили с руководством Zuffa и Даной Уайт. Какие же у вас сейчас отношения с UFC и почему вы считаете, что должны взять на себя ответственность за произошедшее?

Нужно учиться на собственном опыте. Мы все совершаем хорошие или плохие поступки, в своих или чужих интересах. Если я что-то делаю, то полностью беру на себя ответственность. Я не хочу ворошить прошлое, и я вовсе не испытываю отрицательных эмоций по отношению к Дане Уайт. Если он зол на меня, то так тому и быть. Это его право. Но не думаю, что у него на это есть причины. Я ему ничего плохого не сделал, и я крайне уважаю все, что он сделал для этого спорта, для того, чтобы поставить его на ноги и привести к сегодняшней популярности. Я люблю UFC и все события, организованные ими, и даже если я не присутствую на поединке как рефери, я присутствую на нем как зритель.

Некоторые ваши фанаты, возможно, не знают о том, что вы были соавтором первого свода правил UFC, а также, впоследствии, чернового варианта Единых правил ММА. Хотели бы вы изменить список, добавить или убрать из него какие-либо позиции?

(смеется) Есть правила, которые меня не устраивают, или от которых довольно мало пользы, но что с того? Они от этого не изменятся. Спортивная атлетическая комиссия – государственная структура. Они не станут менять правила, которые существуют уже около двенадцати лет, особенно учитывая то, что на протяжении этих лет мы придерживались их правил без особых проблем.

Этому есть объяснение. Если что-то поменять и кто-нибудь пострадает из-за этих поправок, то ответственность будет лежать на комиссии. Следовательно, пострадавший сможет подать в суд на правительство из-за изменения в правилах, повлекшего за собой травму. Я не говорю, что именно это бы и произошло, но это вполне вероятно. Я не вижу, что можно было бы исправить. Действительно, ничего ни отнять, ни прибавить. Система и так хорошо работает.

Расскажите о самом страшном моменте в клетке за вашу карьеру.

На самом деле, у меня таких моментов не было. Давайте проанализируем бои в целом: если говорить о травмах, то самое страшное, что может произойти в бою, это невидимые повреждения. В частности - сотрясения. Видите ли, когда кого-то отправляют в нокаут, и фанаты говорят: «О, он вырубился», или что-то подобное, на самом деле это может иметь серьезные последствия. Сотрясения и другие повреждения мозга – это самые страшные вещи, которые могут случиться. Их стоит опасаться больше всего.

*** Вот и все, дамы и господа. С вами был единственный и неповторимый «Большой» Джон Маккарти. Я настоятельно рекомендую заранее сделать себе подарок на Рождество и приобрести эту книгу. На мой взгляд, это одна из лучших книг о ММА***


Автор текста: Джейсон Моулз
Перевод: Марии Рычковой 


Просмотров: 15 899
Распечатать
+3

Похожие новости


SuperKarateRU  в YouTube Страница SuperKarateRU  в Вконтакте SuperKarateRU  в Twitter RSS - Подпишитесь на новости SuperKarateRU SuperKarateRU в Facebook SuperKarateRU в Instagram

Ди Умарова приглашает на сборы в Тайланде

Топ новостей

Интервью

Статьи