»

Дармен Садвокасов: «Киокушин – руководство к жизни!»


Дармен СадвокасовВ пермской интернет-газете "Времечко" вышло интервью с Дарменом Садвокасовым. Мы решили познакомить наших читателей с беседой корреспондента Виктории Ивановой и нашего прославленного сэнсея.

Ради этого интервью его отвлекли от семинара – который проходил под его руководством - под громким названием «Киокушин – руководство к жизни!».

Мы отвлекли тебя от семинара, чему он посвящен? 

Коротко – оживлению традиций киокушинкай, именно в том виде, в котором он родился и до сих пор присутствует в Японии. Это традиции, этикет и осознание, в том числе и что такое черный пояс. Это если говорить коротко.

Давай все же поподробнее! Путь к черному поясу длится не один год, неужели после этого можно несерьезно к нему относиться?

Сегодня, к сожалению, не только в России, но и в мире пошла тенденция обмельчания важности и сути черного пояса. Для людей потерялась его ценность.

Что для обычного человека, который не занимается боевым искусством, должен значить обладатель черного пояса?

Это, в первую очередь, мастер. Человек, который в своем техническом и духовном мастерстве стоит на ступень выше, чем все остальные. Его черный пояс – это обязанность перед людьми, которые его окружают, нести ту идею, которую заложили ему его наставники.

И я в том числе должен воспитать у моих учеников стремление к высшим идеалам. Не к деньгам и машинам, а чтобы на жизненном пути мои воспитанники не теряли стремление к высшим идеалам.

В чем идеалы киокушина?

Находиться в постоянном поиске истины. То есть это непросто – получил черный пояс, стал мастером и все познал. Не дано человеку познать все.

И чем чернее твой пояс и выше дан, тем больше мастерства и мудрости ты набираешься. Киокушин не является видом спорта в чистом виде. У нас есть такая дисциплина, как киокусинкай – это выступление на татами, но заниматься профессионально этим, как видом спорта можно лет до тридцати.

А киокушин идет всю жизнь. И его главная задача – научить человека преодолевать прежде всего самого себя, свои слабости, свои страсти. Мне тридцать лет, и я только начинаю понимать киокушин.

Если раньше - это был для меня вид спорта, то сейчас - это средство или орудие, которое учит меня преодолевать трудности.

Ты говоришь о том, что не спортом единым, тем не менее совсем недавно ты стал чемпионом России...

Я смотрю на себя сегодня и в прошлом – это абсолютно разные подходы к делу. Сегодня я еду не кого-­то победить, я еду не для того, чтобы встать на пьедестал, завоевать медаль или кубок. Сейчас на соревнованиях передо мной стоит цель – преодоление себя.

Как бы это громко ни звучало, но я жду момент, когда мне станет очень тяжело. Страх, неуверенность, может быть, комплексы, слабости, чувство боли. Все это может сойтись в одном моменте, который долго не длится. И вот эта секунда показывает, кто ты есть на самом деле.

В эту секунду ты либо сломаешься, либо, стиснув зубы, пойдешь дальше. Может быть, ты и проиграешь, но ради этого стоит пройти все эти ощущения, чтобы понять, что ты смог себя преодолеть, – а это уже большая победа.

Для тебя как для чемпиона возможна ситуация проигрыша?

У меня такая ситуация была в сентябре на абсолютном чемпионате Америки. Если проводить аналогию, то это как турнир Большого шлема в теннисе. В мире каратэ он третий по значимости.

Я занял второе место. Проиграл в финале. Причем я проиграл так, как в киокушине считается достаточно позорным. Если по боксерским меркам, то меня отправили в нокдаун.

До сентября этого года никто и никогда меня не отправлял ни в нокаут, ни в нокдаун. Я в какой­-то степени даже доволен этим остался. Я не знаю, как описать эти ощущения, когда боль такая, что готов кричать, все бросить и убежать.

И наступил момент, когда меня просто выключило. Видимо, организм уже включил режим самосохранения. В один миг, когда я открыл глаза, я понял, что уже на коленях стою, вроде и особой боли нет, а оценку вадзари уже отдали моему оппоненту.

И я понимаю, что все это было бесконтрольно, я сам уже себе не принадлежал. Я провел бой до конца, естественно, я его проиграл, но внутри я был доволен тем, что этот миг от меня не зависел. И меня радует то, что я дотерпел до этого момента. Вот это и есть киокушин.

А приходилось свои навыки использовать на улице?

Были в жизни такие периоды, в те же 1990-­е годы. Я этого не скрываю, потому что в определенный момент это тоже послужило становлению личности и характера.

Но при этом я не помню ситуацию, чтобы я или мои друзья были провокаторами таких действий – нам всегда приходилось просто отвечать на вызовы. И киокушин в этом смысле ни разу не подводил.

Ладно лихие 90-­е, но сейчас дети, получая некоторые навыки единоборств, начинают их использовать, подавляя сверстников. Как с этим бороться?

Это вопрос воспитания. И он, наверное, самый важный в киокушине. У нас есть такая вещь, как додзекун – устав, клятва школы. Туда заложены все основополагающие принципы и идеалы.

Когда наставник и воспитанники работают над этим, ищут толкование и применяют его в жизни, тогда очень продуктивная работа получается.

Совсем недавно мы с ребятами делали толкование одного из пунктов додзе­куна: «мы будем следовать высшим идеалам и никогда не забудем истинную добродетель – скромность». К высшим идеалам относится и честность.

Я предложил ребятам неделю говорить только правду. Что меня удивило в моих воспитанниках, а им по 12–14 лет, их первая реакция была: «Это невозможно!» Этой фразы я от них вообще не ожидал!

То есть дети в 12–14 лет уверены, что не обманывать – невозможно. Это не говорит, что они плохие, это просто показатель общества. Я им сказал, что это возможно – трудно, конечно, но я буду делать это вместе с ними.

Через неделю я их спрашиваю: помните наш договор? Они все сидят, глаза потупили, руку никто не поднимает, загрустили. Я им говорю: ладно, не грустите, я тоже руку не поднимаю! Ни у кого не получилось, но все поняли, насколько это трудно.

Потому что в обыденной жизни этому не уделяется внимание. Я говорю не о крупном обмане, а о мелкой лжи, которая вылетает из наших уст на автомате.

Киокушин заставляет задуматься над такими вещами.

Действительно, в этот момент ты проявил слабость – ты проиграл. Потому что киокушин – это не только соревнование на татами, нет.

Это соревнование ежедневное и ежеминутное. И эти ситуации намного тяжелее побеждать, чем противника в бою.

Автор: Виктория Иванова

Просмотров: 13 919
Распечатать
+30

Похожие новости


SuperKarateRU  в YouTube Страница SuperKarateRU  в Вконтакте SuperKarateRU  в Twitter RSS - Подпишитесь на новости SuperKarateRU SuperKarateRU в Facebook SuperKarateRU в Instagram

Open Baltic Cup 2018

Топ новостей

Интервью

Статьи