KarateShop.RU - киокушинкай футболки, худи, майки

»

Возможность острова или рассказ настоящего революционера


С момента публикации моего последнего материала на сайте superkarate.ru прошло много времени. Гораздо больше, чем я ожидал. Но, в Африке, время течет по своему. Невозможно предсказать график отключения электричества, как и связанные с этим графиком бесконечные поломки бытовой техники и электроники. Трудно предсказать время начала сезона дождей и трудно договориться с кем-либо о чем-то конкретном. Прожив в Африке какое-то время, и сам за собой начинаешь замечать некоторую легкую неадекватность. 


В этой связи особый интерес представляет опыт иностранцев, проживших в Африке целую жизнь, сумевших сохранить себя и сделавших в этой африканской жизни что-то очень значительное.

Уверен, что для читателей сайта, особенно для тех, кто время от времени подумывает: "А не бросить ли все и не уехать ли куда-нибудь в глушь заниматься карате...", будет очень интересным интервью с сэнсэем Шимаока – настоящим японцем, который не только сохранил себя в Африке, но и оказал очень заметное влияние на местную действительность!


Сэнсэй Тсуеши Шимаока (мусульманское имя Абдул Карим)
Photo by Yumiko ShimaokaО герое нашего интервью:

 - 4 дан Кодокан дзюдо;

 - 26 лет живет на Занзибаре;

 - Основатель дзюдо на Занзибаре, президент Ассоциации Дзюдо Занзибара, главный тренер национальной команды по дзюдо;

 - Награжден Императором Японии за вклад в развитие дружественных отношений между Танзанией и Японией;

 - Владелец рыболовецкой компании (6 лодок и 150 моряков), владелец транспортной компании на Занзибаре и ряда других фирм;

 - Революционер, поклонник Хо Ши Мина и Че Гевары;

 - Мусульманин. Долгое время в жизни придерживается строгих правил, например, не ест после двух часов дня.

Photo by Yumiko ShimaokaСэнсэй, расскажите пожалуйста, как вы начали заниматься дзюдо?

Когда мне было 6 лет я увидел ТВ передачу о дзюдо, мне очень понравилось и я захотел заниматься. Мой отец тоже занимался дзюдо в молодости и он с радостью поддержал меня в этом желании. В это время дзюдо было очень популярно в Японии, намного более популярно, чем сегодня.

В настоящее время в Японии дзюдо входит в школьную программу?

Да, в школах дети могут выбрать чем заниматься, дзюдо или кендо. Одно из этих занятий является обязательным. В институтах, это не обязательно, но у студентов всегда есть выбор чем заниматься: какими-то видами Будо или другими видами спорта.

Как долго вы занимались дзюдо и кто был вашим учителем?

Я начал тренировки в шесть лет и закончил в девятнадцать, получается что дзюдо я занимался 13 лет. Моим учителем был мастер Суэда, обладатель 9-го дана. Конечно, не всегда тренировки вел сам мастер, часто нас учили его старшие ученики, обладатели разных данов от 2-го до 6-го.

Мы занимались в маленьком додзе всего на 21 татами. Дело в том, что арендная плата в Японии очень высокая и арендовать больший зал очень дорого.

В то время на тренировках было много учеников. Обычно половина учеников сидели примерно на 10 татами и ждали своей очереди отрабатывать технику и бороться в то время как другие работали на оставшемся пространстве.

Сейчас многие маленькие додзе дзюдо в Японии закрылись потому, что ежемесячная плата за занятия очень небольшая 20-30 долларов в месяц, а аренда высокая. В годы моей молодости в некоторые додзе дзюдо ходило 70-80 человек, а то и больше. Сейчас во многие додзе ходит меньше 10 учеников. Большинство додзе дзюдо сегодня – это додзе где тренируется полиция или додзе при некоторых крупных фирмах, сейчас люди ходят в основном в такие залы.

В Японии дзюдо не может быть вашей профессией, даже хороший учитель дзюдо должен зарабатывать деньги чем-то еще. Если японский спортсмен завоевывает золотую медаль на Олимпийских играх, он получает 30 000 долларов призовых, никто не получает больше. Я слышал, что в вашей стране, если человек становится Олимпийским Чемпионом, он уже может не беспокоиться об обеспечении своего будущего.

Сэнсэй, как же получилось так, что вы стали учить дзюдо на Занзибаре?

Это история очень длинная... Часто люди не понимают или не верят в то, что я им рассказываю. Дело в том, что мой отец воспитывал меня, как революционера. Он хотел, чтобы в жизни я соблюдал следующие правила:

- никогда не получал никаких официальных бумаг, дипломов, лицензий, сертификатов и т.п.;

- никогда не становился наемным работником какой-бы то ни было компании;

- никогда не имел бы какой-то серьезной личной собственности;

- он очень хотел, чтобы я уехал из Японии;

- он хотел, чтобы я никогда не женился.

Итак, я уехал из Японии и до сих пор соблюдаю все правила кроме последнего. Из Японии я уехал с моей будущей женой Юмико и уже больше 30 лет мы вместе.

Photo by Susumu Nagao

Сэнсэй, то что вы рассказываете – это удивительно. Почему ваш отец воспитывал вас в духе таких строгих правил?

Мой отец был бизнесменом в Японии, он владел несколькими компаниями и не мог быть свободным, но он хотел чтобы я был свободен. Обычно, если человек становится владельцем какой-то собственности, он теряет свободу. Мой отец не был коммунистом, но хотел быть революционером. Он говорил мне, что я должен уехать в бедную страну, туда где нечего есть и я должен попытаться изменить жизнь людей там к лучшему. И я не считаю себя коммунистом, может быть меня можно назвать социалистом, я не знаю... Я думаю, что многие знаменитые революционеры имели похожие убеждения, они не думали о себе, а хотел изменить жизнь людей к лучшему. С детства отец воспитывал меня в этом духе.

Я расскажу Вам одну историю... Когда мне было 6 лет, отец купил мне велосипед. В то время велосипеды были достаточно дороги и никто из моих друзей не имел велосипеда. Однажды я поехал на велосипеде на улицу, оставил его где-то и пошел играть. Вернувшись, я не нашел велосипед. Его украли. Я был очень зол! Когда, я вернулся домой, мне сильно влетело от отца. Но он сказал мне, что я не имею права злиться, ведь тот, кто украл мой велосипед имеет в жизни гораздо больше проблем, чем я, он просто не может позволить себе купить велосипед. Поэтому я не имею права злиться, а должен сказать спасибо, за то, что мне удалось помочь человеку. В таком духе меня воспитывали.

Получается что все, что вы делаете здесь на острове, является деятельностью, направленной на улучшение жизни людей?

Да, именно так. Например, в нашей рыболовецкой компании мы даем работу людям, которые не имеют никакого специального образования, соответственно они просто не могут найти другую работу. Кроме того, каждая наша лодка имеет постоянную команду и капитана. Это сильно отличается от стиля работы, принятого на острове. Обычно, здесь капитан каждый день выбирает себе команду из разных рыбаков, ожидающих очередного выхода в море. Таким образом мы воспитываем ответственность и командный дух.

Сэнсэй, преподавание дзюдо – это тоже часть вашей миссии, часть вашей революционной деятельности?

Да, можно сказать и так... Кроме того, изучение дзюдо – это как получение образования, это шанс для тех, кто имеет склонность к занятиям спортом. Занимаясь дзюдо можно стать сильнее, можно укрепить здоровье, но самое главное – это воспитание, укрепление духа. Я стараюсь учить дзюдо так, чтобы мои ученики, столкнувшись в жизни с любыми трудностями, могли преодолеть их точно так же, как они преодолевали трудности на тренировках и соревнованиях.

Возвращаясь, к началу Вашего самостоятельного пути, расскажите пожалуйста, как Вам все-таки удалось уехать из Японии и как Вы выбрали Занзибар?

После окончания школы я стал журналистом. Как журналист я посетил больше 70 стран, в том числе Советский Союз. Я видел самых разных людей, страны с разной верой и разным социальным устройством. Все это стало возможным потому, что я не боялся посещать горячие точки того времени. Например, я был в Сомали и Эфиопии во время войны, я путешествовал один и ничего не боялся. Обычно, даже среди журналистов находится не очень много желающих писать репортажи из зон боевых действий... Побывав во многих странах, я решил уехать в Африку, так как это самый бедный континент. Я думал, что я должен основать фермерское хозяйство или рыболовецкую компанию, чтобы начать работать с местными жителями и понять, как они работают и какой путь они видят для улучшения жизни в их стране. Я выбирал между Зимбабве или Танзанией. В Африке я познакомился с местными людьми, которые хотели заниматься рыбной ловлей. Это был их запрос, а не мое желание, они мне и посоветовали остановиться на Занзибаре. Это было именно то, что советовал мне отец. Он говорил, что если я получу какую-то специальность, я буду вынужден всю жизнь следовать ей. А если у меня не будет специальности, я смогу делать все, что захочу. Вернее, я смогу делать то, что поросят окружающие меня люди. Так и получилось с рыболовецкой компанией и с дзюдо. В 1987 году я приехал на Занзибар и через три месяца мы построили первую небольшую лодку. Первая лодка была маленькой, всего 2 метра в ширину и девять метров в длину. Сейчас в нашей компании 7 больших лодок.

Photo by Yumiko Shimaoka
Photo by Yumiko ShimaokaPhoto by Yumiko Shimaoka

Сэнсей, расскажите пожалуйста, как Вы начали преподавать дзюдо?
Когда мы с женой приехали на Занзибар, мы поселились в этой самой квартире, где и живем до сих пор. Однажды, просто постучали в нашу дверь, я открыл и увидел человек 10. Собравшиеся спросили меня не мог ли я преподавать какое-то боевое искусство, может быть карате, дзюдо или кнуфу? Мне было 23 года. Из всей собравшейся компании только один был моложе меня... Так начались наши тренировки. Мы тренировались просто на пляже, в районе, где сейчас расположен отель Protea. В то время там был просто ферма по выращиванию касавы и ничего больше. Мы делали самые простые упражнения, т.к. ни у кого не было дзюдоги (кроме меня). Месяца два спустя мы поменяли место тренирвок, начали заниматься на поляне в лесу, так посоветовали мои ученики. Как раз в это время я получил 6 дзюдоги из Японии. Я не понимал, почему мы ушли тренироваться с пляжа в лес, но ребята заверили меня, что им просто не нравится, что слишком много людей наблюдают за нами. Спустя два или три месяца на очередной тренировке появилась криминальная полиция, которая запретила нам тренироваться. Я не мог поверить тому, что я слышу, я смеялся и объяснял им, что дзюдо – это олимпийский вид спорта. Они сказали, что знают об этом, но на Занзибаре занятия запрещены! Я выяснил в других инстанциях, что действительно есть такой закон, запрещающий занятия любыми боевыми искусствами на острове. Я был очень удивлен, т.к. в это же самое время в Танзании уже существовало дзюдо, был клуб в Дар-эс-Салме, где я бывал несколько раз. Я получил предписание покинуть Занзибар в течении 72 часов.

Называлось три причины для вынесения такого решения:

- я тренирую дзюдоистов, а значит готовлю какую-то революционную армию;

- у меня есть рыболовецкая компания, а в то время не было таких компаний во главе которой стоял бы иностранец;

- у меня в квартире останавливается слишком много бедных японских туристов (бекпекеров), значит я нелегально беру с них деньги.

Я уехал с острова, но скоро вернулся обратно. После этого в течении шести лет я находился под постоянным наблюдением местных спецслужб, до тех пор пока они не убедились, что я не веду какой-либо вредной деятельности. Все это время я верил в лучшее и не терял надежды, я знал, что я революционер, а многие революционеры прошли через подобные испытания, например Ленин, Че Гевара, Хо Ши Мин...

Итак до 1992 года мы не могли тренироваться. В 1992 году запрещающий закон был отменен и правительство обратилось ко мне, сказав, что теперь я буду национальным тренером по дзюдо. Первое время у нас не было татами, мы набивали разными материалами мешки из под риса, зашивали их и на них тренировались. Примерно два года мы тренировались на таких мешках, пока не получили татами из Японии.

Photo by Yumiko ShimaokaPhoto by Yumiko ShimaokaPhoto by Yumiko Shimaoka

Наконец-то мы начали тренироваться на настоящих татами, но все еще на улице, а не в специальном зале. 10 лет мы тренировались в этом месте, которое специально было предоставлено нам правительством.

Photo by Yumiko Shimaoka

После этого японское посольство обратилось ко мне с предложением написать запрос на выделение денег на строительство Будокана. Я был против, так как никогда не хотел использовать государственные деньги, я отказался. Тогда представители посольства решили, что это может быть запрос от моих учеников, нужно было просто заполнить специальную форму, это было сделано и я просто поставил свою подпись. Таким образом мы получили 50 000 долларов на строительство. Этих денег было не достаточно. Только на строительство здания нужно было 150 000 долл (это без татами). Часть денег я получил от людей, разделяющих мои идеи и философию в Японии, часть денег я вложил сам. Будокан открылся в 2002 году.

Photo by Yumiko Shimaoka

После этого начались наши выступления на международных соревнованиях. Первый раз мы участвовали в Чемпионате Мира в Осаке в 2002 году, потом в 2005 году в Каире. В этот период мы выступали в Южной Африке, на Мадагаскаре, в Тунисе. На все поездки и подготовку я трачу свои собственные деньги, правительство Танзании помогает нам только с участием во Всеафриканских играх. Кроме того наши лучшие ученики проходят стажировки в Японии, обычно мы отправляем 2 – 4 человек на три месяца. После такой стажировки ребята становяться гораздо сильнее как борцы, они могут работать тренерами, судить соревнования. В прошлом году мы закончили строительство Будокана на острове Пемба, это было сделано уже на деньги, полученные от посольства Японии.

Photo by Yumiko Shimaoka

Вы знаете, что Всеяпонская федерация дзюдо отправляет учителей дзюдо в разные страны и платит им зарплату для того чтобы они развивали дзюдо. Я единственный японский учитель дзюдо, кто начал эту работу самостоятельно без помощи федерации. В молодости в Японии я сдал экзамен на третий дан, но я не показывал ката, специально чтобы не получить диплома, как требовал мой отец. Таким образом долгое время у меня не было никакого диплома по дзюдо и я не был официальным членом федерации. По результатам моей работы Кодокан вручил мне 4 дан дзюдо и сейчас я являюсь официальным членом федерации, хотя и не стремился к этому.

Сэнсэй, я знаю, что в жизни вы придерживаетесь некоторых строгих правил, например, уже много лет вы не едите после двух часов дня, могу ли я спросить почему?

Все очень просто. Я не хочу забывать чувство голода, я хочу помнить, что вокруг много людей, которым просто нечего есть. Эта дисциплина помогает мне быть активным и дает энергию чтобы делать все то, что мы делаем здесь.

P.S. В этом интервью я намеренно не стал спрашивать о достижениях учеников сэнсэя Шимаока в спорте, я не расспрашивал о медалях и местах, мне показалось, что в данном случае все это не так важно. Мы еще немного поговорили о революциях и революционерах... Могу заверить, что сэнсей искренне верит в революционеров прошлого. В комнате, где он принимает гостей, на стенах висят портреты Хо Ши Мина и Че Гевары. Супруга сэнсэя г-жа Юджи Шимаока (также обладательница черного пояса по дзюдо) писательница. В Японии изданы две ее книги, рассказывающие о их жизни на Занзибаре, а также книги о культуре и искусстве Занзибара и Танзании. Все фотографии для этого интервью (кроме третьей сверху, где супруги совсем молодые) предоставлены г-жой Шимаока. (Вторая фотография сделана). Сэнсэй Шимаока достаточно известен в Японии, японское ТВ несколько раз снимало о нем передачи. Сэнсэй говорит очень громко и заразительно смеется, двери его простой квартиры (где даже с водоснабжением проблемы) всегда открыты для посетителей.

P.P.S. Вся эта история меня потрясла. Книги Юмико Шимаоки на японском языке сейчас хранятся у Николая Коровина. Вдруг придет час, и в России найдется человек, который захочет их перевести?


Авторский проект Вадима Дормидонтова
Yoga Warrior

Просмотров: 5 243
Распечатать
+24

Похожие новости


Открытый Кубок Содружества Всероссийских Федераций Киокушинкай каратэ

Топ новостей

Интервью

Статьи

НАШИ ГРУППЫ


SuperKarateRU  в YouTube Страница SuperKarateRU  в Вконтакте SuperKarateRU  в Twitter RSS - Подпишитесь на новости SuperKarateRU SuperKarateRU в Facebook SuperKarateRU в Instagram

НАС СЧИТАЮТ


Яндекс цитирования сайта SuperKarate.RU
▲ Наверх