Top.Mail.Ru
28.04.2020
10 105
+54

Интервью с Чхве Кванбомом – старшим сыном Оямы

Чхве Кванбом - старший сын Масутацу Оямы рассказал в беседе с сэнсеем Хо Донхо о себе и о своем отце.

Инициатором появления этого материала стала замечательный человек и знаток корейского языка Евгения Розенфельд.
SuperKarate.RU рекомендует Евгению, как специалиста перевода с корейского и на корейский язык!
Профиль в FB >>>


Оригинал интервью

Путь, по которому шел отец

Интервью с Чхве Кванбомом (47 лет) – старшим сыном Оямы (заведующий хирургическим отделением в больнице города Ыйчжонбу)
* Интервьюер Хо Донхо (IKO, 3 дан).


- Нужно представиться. Меня зовут Хо Донхо, я тренер по каратэ Киокушинкай. Я сам волнуюсь. Спасибо, что согласились дать видео-интервью. 

- Здравствуйте. Меня зовут Чхве Кванбом, я хирург и заведую хирургическим отделением в больнице Ыйчжонбу. Я старший сын основателя стиля Киокушинкай Чхве Ёни, известному как Чхве Пэдаль (это все корейские именя Оямы – прим. переводчика).

- Расскажите о своей повседневной жизни.


- Я живу как все – утром ухожу на работу, смотрю пациентов, делаю операции, вечером возвращаюсь домой, провожу время с семьей.

- Видно, что вы в хорошей форме. Занимаетесь спортом?

- Боевыми искусствами я сейчас не занимаюсь. Когда-то на тренировке по кикбоксингу я повредил ногу, поэтому не могу бить ногами, да и свободного времени особо нет, поэтому немного занимаюсь фитнесом.

Люблю плавать, но иногда не хватает «ощущения удара», и после заплыва возникает сожаление.

- Сколько вам сейчас лет?

- 47.

- Быть такого не может! У меня больше морщин, чем у вас!

- Это правда, морщин нет, зато я лысею. Видимо, в отца.

- В отца?

- Да, лыcею вот. Но я утешаю себя тем, что по сравнению с моим младшим братом Чхве Гвансу (45 лет), который в намного лучшей форме, чем я и до сих пор выступает на соревнованиях по дзю-дзюцу, у меня больше волос. Я этим горжусь!

- Оставив в стороне мои официальные должности... Я сам много лет посвятил Киокушину, и поэтому интересуюсь жизнью его создателя. Что бы вы могли рассказать о нем?

- Об отце я вряд ли скажу больше, чем многочисленные блогеры, которые намного больше в теме. Единственное, чего они не знают, это, возможно, личная жизнь Оямы. Секреты его личной жизни? Об этом проще говорить.

- Насколько я знаю, Ояма ездил по всему миру, сражаясь с представителями разных стилей и тем самым выявляя их (стилей) сильные стороны. Так появился Киокушин. Что Ояма сам говорил на этот счет?

- Отец гордился своим стилем. Основа киокушина – это каратэ. Изначально все боевые искусства (в смысле будзюцу в отличие от будо – прим. переводчика) предназначались для защиты жизни в реальном бою. Со временем они разошлись по стилям и начали систематизироваться.

Таким образом, стали сильно отличаться друг от друга и от того, что было в начале. Теперь у каждого стиля свои правила.  

Думаю, что отец был первым бойцом ММА, базой которого было каратэ.

Не знаю, как сейчас, но если оценить стиль отца одним словом, то Киокушин – это эволюционирующее боевое искусство, так как оно вбирает в себя лучшее из стилей соперников.

Отец всегда добивался подтверждения собственной силы и силы стиля. «Я силен, значит, Киокушин – это сильный стиль». Он выигрывал не без поражений. Каждый раз после боя он анализировал и смотрел, как можно улучшить свой стиль с помощью стиля противника.

Я все больше и больше склоняюсь к мысли, что сейчас боевые искусства находятся в упадке, и именно поэтому Ояма гордился своим стилем, так как его стиль эволюционировал. 

- Что, по вашему мнению, можно назвать «поединком не на жизнь а на смерть»? 

Все бои сложны. Сейчас, например, важен баланс побед и поражений. Если мало побед, то можно еще потренироваться и наверстать упущенное. А раньше все заканчивалось одним ударом, один на один. Поэтому каждый бой был сложным, соперники сражались, ставя на кон все, что у них было. Поэтому все поединки непросты.

В молодости отец тоже испытывал немалое волнение, поэтому, говорят, у него волосы на голове выпадали страшными темпами.

В фильмах он показан так: «Ты бык? А я Ояма! Срублю рога одним ударом!» На самом деле такого не бывает. Он продвигался вперед медленно, каждый шаг давался ему тяжелой работой.

Победы, конечно, важны, но всякое бывает: бывает, что никак не выходит, а бывает и наоборот. Все зависит от подготовки.

Нельзя забывать и о силе духа, такие бои тоже бывают. Особенно бои на чужой территории, когда все поддерживают противника, и это серьезная проверка для силы духа.

Мне кажется, под влиянием такой атмосферы и сложилось слово «Киокушин». Отец всегда говорил: «Не думай о том, чтобы победить противника. Используй все, что у тебя есть». И тогда будет хороший результат. Если же думать только о том, как победить противника, то будет сложно, хоть стреляйся. 

Мне было сложно поступить на врача, я плохо учился, и поэтому провалился на вступительных экзаменах. Мне было стыдно перед отцом. Я сказал ему: «Я попытаюсь поступить снова». Он ответил: «Давай, пробуй». Он никогда не говорил ни слова про учебу. Он верил в нас, своих сыновей, и поддерживал. Мама же... Мама наоборот, относилась к этому строго. Сидя перед ней на коленях, я сказал: «Я еще раз попробую», и она тоже ответила: «Давай». Как только я сказал, что постараюсь, ее лицо изменилось, и я подумал: «Что такое? Я что, сказал что-то не так?». Она спросила: «Почему ты так сказал?» Я ответил: «Я же сказал, что постараюсь, что с этим не так?» Она ответила: «Скажи, что обязательно поступишь любой ценой, несмотря ни на что. Так нужно говорить, если действительно хочешь. Мало «постараюсь», потом можно сказать: «Я старался, но не получилось». Это ненужные слова».

Эти слова навсегда остались у меня в голове. Конечно, так невозможно подходить ко всему, только к тому, чего действительно хочешь достичь.

Поэтому, если хочешь свалить противника, нужно верить в себя, верить, что можешь победить. Почему? Потому что я все для этого сделал. А если не получится? Значит, так тому и быть. Но не нужно об этом думать заранее.

- Аж мурашки по коже... Я люблю Киокушин, и ожидал услышать что-то подобное.

- Ты когда-нибудь пробовал написать слово «Киокушин» иероглифами?

- Я попробую...

- Это важно. «Стараться сделать все возможное» - кредо отца по жизни. Он был готов во всем сражаться до конца. Я не такой. 

- При жизни Сосая, когда вы смотрели на него во время тренировок, как он тренировался?

- Когда мы тренировались вместе, ему было уже за 60. У нашего дома был дворик, в котором висела груша. С ней я и тренировался. Отец всегда ходил в пижаме, поверх которой надевал еще и халат. И так он смотрел на меня с важным видом. Это была огроменная груша, отец подарил ее мне на день рождения. Это была груша для бокса, и кожа на ней зароговела. Поэтому при ударах по ней на кулаках сдиралась кожа.

Потом была другая, очень плотная, сделанная из материала, похожего на резину от надувной лодки. Но она почти не двигалась даже от ударов ногами. Отец подходил ко мне с чашкой чая, давал ее мне, ну я и стоял с его чашкой чая. Он говорил, что сначала нужно усилить тандэн, потом перевести силу в подмышку, и тогда бить. Каждый раз он говорил одно и то же. Ты же тоже слышал не раз? Потом он наносил удар, и груша складывалась вдвое. 

Тогда он для меня он был таким известным и сильным... И я думал: «Ого, неужели я так тоже могу?! Я же совсем не такой...» При ударах ногами получалось похоже, но спонтанно так не выходило. 

Теперь, когдяа я стал врачом, я понимаю, что для таких ударов он использовал все тело. 

Отец говорил, что энергия исходит из тандэна и поднимается по телу таким образом, что в итоге скапливается в мизинце, вращается внутри во время скручивания и выходит наружу. Я этому не верю, потому что я врач.

Прикладывать в область подмышки силу означает подключить лопатку. Многие ошибаются, когда выкручивают руку прямо из подмышки, выполняя цуки. Визуально это похоже на правду. Однако отец говорил, что выкручивать кулак нужно только в самом конце, и тогда выходит энергия. На самом деле, так она высвобождается в самом конце.

Еще он говорил, что при ударе нельзя выпрямлять руку до конца, потому что, если выпрямить, то можно сломать локоть. Поэтому нужно оставить руку согнутой на 10 градусов. Ничего из этого отец не знал наверняка, он же не изучал анатомию. Все это пришло к нему в результате бесконечных тренировок. Так он понимал, что тот или иной способ нанесения удара самый сильный. Он пробовал все, что можно было попробовать.

Если выполнить 300 тренировочных ударов, то потом можно использовать этот навык при необходимости. Если же выполнить 3000, то можно использовать его по собственному желанию. После 30 000 ударов тело само исполняет технику в случае необходимости. 

Смертельной техникой отца был левый цуки, он был самым сильным. Многие считают, что в этом нет ничего сложного, подумаешь, что такого. Однако отец до самой смерти говорил, что он так и не научился сжимать кулак. Это и есть эволюция и развитие. 

Отец всегда удивлялся, почему в последнее время главы школ боевых искусств так рано перестают тренироваться. Они начинают тренировать других, лишь немного повысив свой уровень, и думают, что сами уже могут не тренироваться. Это не так. Если по каким-то физиологическим причинам не можешь бить ногами, тренируй удары руками... Такое положение дел его очень расстраивало. 

- То есть, они начинают преподавать, не сделав все, что могли...

- Нет, даже начав преподавать, нельзя останавливаться самому.

Вот и я так же, руководить отделением в больнице непросто, потому что, когда становишься руководителем, нужно и эту работу выполнять, и продумывать много разных вещей. 

- Меня лично это впечатлило. Именно так я смог преодолеть кризис в моей жизни. Это и понятно, ведь мы одной крови.

- Кризис, говоришь? На этот счет отец говорил: «Кризисы со всеми случаются, и способ их преодолеть очень прост. Нужно прилагать максимум усилий.» Это и есть Киокушин.

- Хе, и вправду просто...

- Да, просто, только ни у кого не получается. Почему? Ни в одном из боевых искусств нет прямой дороги к мастерству. Преодолеваешь ступень за ступенью, и где-нибудь да будет стена. Так, поднявшись только на 80%, обязательно упадешь, и только преодолев стопроцентный рубеж, достигаешь определенного уровня. Это все равно что езда на велосипеде.

Есть люди, которые выступали на соревнованиях, и на каком-то этапе упирались в стену. Чтобы ее преодолеть, нужно сделать максимум.
 
Иногда, когда прилагаешь максимум усилий, может показаться, что дальше не можешь, и тогда кто-то должен тебе помочь преодолеть этот барьер (дословно – «предел» - прим. переводчика), и это роль тренера, наставника.

Если ты сам стал инструктором, и сдался, не преодолев этот барьер, то так и останешься на одном и том же уровне, занимаясь ограниченным количеством вещей. Нужно иногда бросать вызов своим возможностям, это и означает быть единоборцем.

Отец сожалел, что многие слишком быстро отказываются от звания единоборца. Если не стремишься развиваться, то об этом звании можно забыть. 

- Да, я тоже считаю, что это важно.

- Вот именно. Не спеши сдаваться. Если и собираешься отказаться от этого звания, делай это как можно позже, используй свои ментальные возможности. Отец сожалел, что инструктора часто сдаются раньше времени.

- Задам личный вопрос. Во время тренировок у меня болит левое плечо, и даже спать сложно на левом боку, потому что, когда просыпаюсь, оно болит. 

- Это точно воспаление. 

- Воспаление?

- Ведь в детстве так не болело?

- Нет.

- В детстве же твои плечи на были такими широкими?.

Отцу я бы сказал то же самое. Все мы стареем.

Сейчас в фитнесе можно увидеть немало людей, усердно занимающихся спортом, которым за 60. Эдакие дедушки поднимают 80-90-килограммовую штангу. Но тут большой риск перестараться, и на следующий день у них могут болеть запястья. Запястья нельзя накачать, они всю жизнь такие, какие есть.

При тренировках увеличиваются мышцы руки, а тут сухожилия. Мы это называем «Tendon ligament» (связки). А мышцы выше. Мышцы можно накачать, а связки – нет, они только деградируют с возрастом, в отличие от мышц.

У тех, кто не занимается спортом, связки и мышцы слабеют вместе, а у спортсменов слабеют только связки, так как их нельзя усилить, а мышцы остаются сильными, и связкам становится сложно их держать. 

При ослаблении связок резко падает скорость.

- Да-да.

- А при падении скорости ухудшается параллельное восприятие, и телу становится сложно держать мышцы, оно становится медленнее. И что же теперь им делать? Бросать спорт? Мышцы-то в порядке...

Есть бойцы в возрасте, у которых прекрасно развиты мышцы, но почему-то двигаются они хуже, чем раньше.

- Верно.

- Их проблема именно в этом. 

Вот и у тебя сейчас она появилась. Воспаление – это только первичный признак. Тебе бы повременить со спортом, но разве это возможно?

- А что можно сделать?

- Я тебе пропишу лечение.

- Мой канал смотрят единоборцы. Расскажите, пожалуйста, как можно избежать травм при занятиях контактными боевыми искусствами.

- Тут нужно разделить новичков и тех, кто занимается долго. Для чего они занимаются?
Чего хотят те, кому за 50? 

Я не могу терпеть, когда молодежь доводит себя ради видимых результатов. Те, например, кто поднимает 70 кг, стремятся поднять 80, чтобы доказать, что они продвинулись. Принимают лекарства, делают уколы – все только ради достижения этого результата. Для здоровья же, наоборот, необходимо снизить нагрузки. 

Если у новичка что-то болит, то это упущение тренера. Тогда нужно все еще раз обдумать и тренировать правильно. Если же в тренировочном процессе ничего не менять, то и проблема останется. Поэтому обязательно нужно соблюдать баланс. 

Чтобы остаться здоровым, в спорте нельзя быть жадным. Если бы я такое сказал раньше, то многих это могло бы разочаровать.

Когда я учился в старшей школе, как-то раз дома наверху раздался грохот, а потом у мамы появился синяк под глазом. Мама с папой никогда не ссорились, даже на словах, и уж тем более никогда не доходило до рукоприкладства.

Отец даже в своем преклонном возрасте делал стойку на руках. Однако в какой-то момент у него ухудшилось параллельное восприятие, и он начал падать. Мама поспешила его поймать, и они столкнулись. Так у нее появился фингал. 

Сегодня я думаю так. Отец понимал, что его тело слабеет, но злился из-за того, что не делал стойку на руках. Он думал: «Неужели я так слаб?» Поэтому в итоге решил сделать, и, не удержавшись, начал падать. Мама подбежала его поймать, и они вместе упали. 

Отец (впрочем, как и многие другие) не хотел признавать, что стареет. Хотя на самом деле это нужно понять как можно раньше и отрегулировать физическую активность соответствующим образом, чтобы оставаться здоровым.

Жизнь длинна. Когда тренируешься много лет, нужно совершенствоваться, а не сравнивать себя с другими.

Когда он сражался в молодости, ему всегда было достаточно показать себя, продемонстрировать все, что он умеет, сделать все, что он может. Его спрашивали: «Ну что, кто был сильнее?» На что он отвечал: «Всегда сложнее всего с самим собой».

Но и он старел. Хотел стоять на руках, но падал.

- Словом, не перестарайся, веди счет только с самим собой?

- Именно так. И помогать в этом должны тренера. 

- Я понял.
Ояма занимался не только Киокушином, он тренировался и с представителями других стилей. Многие единоборцы по всему миру знают его. Есть ли что-то, то бы вы хотели им сказать?


- Многие считают, что отец валил быков голыми руками, отрубал им рога, гнул монеты, не знал поражений в боях... Это все не важно. Отец всегда говорил: «Киокушин – это не только боевое искусство. Это и вопрос к себе, попробовал ли ты хоть раз в жизни достичь свой предел? Да? Пробовал? Тогда можешь с уверенностью учить других и не смущаться».

С точки зрения медицины у отца были очень хорошие гены, в этом и весь его секрет.

Фигуристка Ким Ёна исполняет прыжки с тремя оборотами и завоевывает золотые медали за счет хороших генов. Разумеется, она много тренировалась.

Даже если один спортсмен весь год усердно тренировался, а другой ничего не делал, второй может оказаться сильнее. С генами ничего не поделать.

В таком случае, с кем нужно соревноваться? С прошлогодним собой.

Соревнование – это не сравнение себя с другими. Тот, кто из этого исходит, сможет развиваться в любом направлении, а каком пожелает.

Если бы вдруг легкоатлет Ли Бон Джу решил поднимать штангу, смог бы он делать это наравне с тяжелоатлеткой Чан Ми Ран? Конечно нет. Но если, скажем, сейчас заняться тяжелой атлетикой, то за год можно достичь немалых успехов, потому что ты работаешь над собой.

- От ваших рассказов аж мурашки по коже. Что бы вы сказали тем, кто следует путем Киокушина?

- Я преисполнен благоговейного страха и трепета от выпавшей мне чести обратиться к вам. Вероятно, многие представители молодого поколения не знают моего отца. Я считаю, что изобретателя кобуксона генерала Ли Сун Сина или великого короля Седжона, придумавшего корейскую письменность хангыль, нужно чтить больше.

Однако если вдруг кто-то хотя бы на чуть-чуть задумается о внутреннем мире отца, он, равно как и я, и многочисленные последователи созданного им пути, будем безмерно счастливы.

- Благодарю вас за беседу. Не забудьте прописать лечение. 
Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Добавить новость
Kyokushin Profi