Top.Mail.Ru

Дэвид Эпштейн и Мохеб Костанди рассуждают о травмах головного мозга в спорте и их последствиях

Автор: Дэвид Кастильо
Перевод: Мария Рычкова 

Нокауты в UFCПроблема сотрясений мозга стоит довольно остро, но, к счастью, ученые продолжают разрабатывать новые методы лечения.

В мире спорта постоянно появляется новая информация о травмах головы. Несколько недель назад был поднят вопрос о связи между травмами головного мозга и возникновением пагубных зависимостей. Незадолго до этого также обсуждалась связь между повреждениями мозга и развитием болезни Паркинсона.

За этим не последовало бурной реакции, но, тем не менее, лед тронулся. Три футбольные команды первого дивизиона университетского колледжа приняли участие в исследовании, которое показало, что игроки в американский футбол получают больше ударов по голове во время тренировок, нежели на самих играх. Это привело к тому, что Лига «Ivy» сократила количество тренировок с полным контактом до 2 в неделю (согласно указаниям Национальной студенческой спортивной ассоциации США максимальное количество таких тренировок в неделю может достигать пяти). Как отмечают представители Университета Purdue, в законодательство также вносятся необходимые поправки. Новый закон штата Индиана предписывает немедленно отстранять от тренировок спортсменов, получивших травму головы. Чтобы вернуться в игру, атлеты обязаны пройти осмотр и получить заключение у врача специализированного на лечении таких травм.

Правительства еще нескольких штатов также приняли закон, регулирующий подобные ситуации. Если у школьников-спортсменов имеется подозрение на травму головы, необходимо отстранить их от тренировок и направить на соответствующее лечение.

Новые исследования направлены на то, чтобы стало возможным раннее выявление сотрясений мозга. Исследователи Университета штата Пенсильвания полагают, что двухминутный тест на чтение может сыграть существенную роль в диагностике. Тест представляет собой таблицу с расположенными в форме зигзага цифрами, которые следует читать слева направо. Доктор Лаура Балсер в своей статье для журнала «Scientific American» заявляет следующее:
«Обычно, с каждым разом люди выполняют этот тест быстрее, чем в предыдущий», но спортсмены, получившие в боях травму головы, во второй раз прочитали таблицу на 11 секунд медленнее (нужно отметить, что спортсмены ММА также принимали участие в тестировании).

Бойцы, побывавшие в нокауте, показали особенно плохие результаты. В среднем, повторное прохождение теста у них заняло на 18 секунд больше. Теперь Балсер и ее коллеги изучают возможности теста предсказывать сотрясения у футболистов и представителей других контактных видов спорта.

Что особенно примечательно в тесте Балсер, так это то, что он очень похож на тесты на сенсорную моторику, которые применяются для измерения возраста головного мозга и скорости снижения его массы.

После 30 лет мозг начинает терять в массе около четверти процента в год. Это усугубляется употреблением алкоголя, а также обусловлено половой принадлежностью человека (мозг мужчины теряет массу быстрее, чем женский). Выполнение таких тестов у человека в возрасте от 20 до 29 лет занимает в среднем 122 секунды. Страшно подумать, что довольно большое количество испытуемых имеют результат - 228 секунд, а это показатели шестидесятилетнего человека.

Помимо половой принадлежности, склонности к употреблению алкоголя и просто возраста человека на снижение массы головного мозга также оказывают влияние травмы головы. Но довольно сложно сказать, как и почему. Насколько причиненный ущерб зависит от силы удара? Этим вопросом задается доктор Джозеф Дж. Криско. Сейчас он занимается изучением связи между резким ускорением головы в момент столкновения и областью попадания удара. (Какой из этих факторов более критичен?)

Несмотря на то, что это реальная угроза, вопрос о том, как травмы головы влияют на поведение человека, остается без ответа. Этот вопрос был поднят, когда доктор Роберт Канту предположил возможность связи между травмами мозга и возникновением пагубных зависимостей. Чем просто высказывать свои предположения, я предпочел спросить Дэвида Эпштейна о природе причинно-следственной связи между травмами головного мозга и личностными изменениями. Как всегда, он был весьма любезен и рассказал об этом поподробнее. (Далее следует его цитата).

«Я бы сказал, что нужно быть очень осторожными в выводах о причинно-следственных связях, если они основаны на кратковременных наблюдениях, а не на длительном изучении болезни. Нужно быть осторожным, потому что, само собой, как и при многих заболеваниях, у разных людей идентичные травмы имеют различные последствия. Какие же именно факторы могут привести к самому плачевному исходу, как это произошло с некоторыми спортсменами? Только ли это травмы головного мозга или, может быть, это послужило лишь одной из причин. Я не знаю, и не уверен, что кто-то может сказать с большой уверенностью в своей правоте.

Мы точно не знаем, какую функцию выполняют Тау-протеины, но можно с полной уверенностью сказать, что их появление – плохой признак. Вспомните Оуэна Томаса, футболиста команды Пенсильванского университета, которому был посмертно поставлен диагноз - хроническая травматическая энцефалопатия (ХТЭ). Он совершил самоубийство и стал, выражаясь словами Роберта Канту, «самым известным примером этой проблемы». Канту также сказал: «ХТЭ здесь ни причем. У Оуэна был не самый тяжелый случай. […] Не настолько тяжелый, чтобы повлиять на его поведение». Довольно серьезное заявление, на мой взгляд. Некоторые врачи сталкиваются со следующей проблемой: они не могут изучить все случаи, когда спортсмены сводили счеты с жизнью вследствие зависимости или депрессии, развившихся на фоне размышлений о том, что их мозг настолько поврежден, что не поддается лечению.

Полагаю, что большинство экспертов в этой области скажут, что подобные трагедии обусловлены многими факторами. Теперь становится очевидным, что у большинства, возможно даже практически у всех, игроков НФЛ после их смерти при вскрытии обнаружат хроническую травматическую энцефалопатию. Тогда почему все игроки, покинувшие спорт, ведут нормальный образ жизни? Я как-то прочитал, что члены семьи Дерека Бугарда [канадский хоккеист – прим.пер.] отметили, что развитие у него зависимости от болеутоляющих препаратов началось в 2009 году после операции на плечевом суставе. Казалось бы, что есть доказательства того, что как травма мозга может повлиять на развитие зависимости, так и зависимость может повлиять на усугубление последствий травмы. А на самом деле, во многих, подобных этому, случаях причиной пагубной зависимости может стать постоянная физическая боль.

У меня недавно была встреча с бывшим квотербеком национальной футбольной лиги, Рэем Лукасом. В то время он проходил благотворительный курс снятия зависимости от болеутоляющих препаратов в клинике «P.A.S.T. Pain». В последний раз, когда я его видел, он уже не употреблял болеутоляющие, во многом благодаря тому факту, что лечение было направлено на устранение причины боли. В свое время он получил большое количество сотрясений, и все пришли к выводу, что многочисленные травмы могли повлиять на развитие зависимости. Но сейчас ему гораздо лучше. Все крайне индивидуально. Нужно быть осторожным, предполагая причинно-следственные связи в каждом из случаев, но всегда стоит помнить об этой вероятности. В этом заключается сложность врачебной журналистики: требуется описать всю важность ситуации, но при этом не делать поспешных выводов.

Журналист из «Guardian» Мохеб Костанди (который также ведет необычный блог, посвященный вопросам нейрофилософии) поделился с нами своим мнением на ответ Дэвида Эпштейна:
«Я согласен с доктором Эпштейном, что следует крайне осторожно относиться к замечаниям доктора Канту. Установление причинно-следственных связей – это всегда очень сложная задача, и я сомневаюсь, что у каждого спортсмена, получившего сотрясение, непременно разовьется зависимость или депрессия. Очень может быть, что сотрясения усугубляют, или повышают риск возникновения зависимости или депрессивного состояния, но это еще требует доказательств. Не нужно делать поспешных выводов».

Самый важный момент в этом вопросе, который требует особого внимания – это то, что сотрясения, получаемые в играх, представляют реальную угрозу и могут привести к травматическим повреждениям мозга, требующим длительного лечения. Насколько я понимаю, НФЛ пытались опровергнуть эти заявления. Они также пытались скрыть свидетельствующие об этом результаты медицинских исследований и запятнать репутацию самих исследователей. (Если мне не изменяет память, об этом писал Майкл Сильвер в журнале «GQ»). В итоге, НФЛ и НХЛ все-таки признали, что сотрясения представляют реальную угрозу, и осознали, что на них лежит определенная ответственность перед игроками. Что им действительно нужно приобретать оборудование, снижающее риск получить травмы, и делать все, что в их силах, чтобы обеспечить пострадавших игроков лучшим лечением. Мы можем только надеяться, что эти заявления искренни, и они действительно сделают все, что смогут, для решения этих проблем.

Комментарии
Комментарии для сайта Cackle
Добавить новость