» »

Кохэй Сузуки: «Подготовка 3-му абсолютному Чемпионату Японии»


В седьмой главе истории Кохэя Сузуки автор рассказывает, как он сумел доказать себе и другим, что несмотря на заболевание и рост всего 155 см, он достоин выйти на абсолютный Чемпионат Японии.

 

И это во времена чемпионатов, в которых могли и участвовали бойцы из других стилей и видов единоборств.

Глава 7. Подготовка 3-му абсолютному Чемпионату Японии

 

С момента окончания испытаний прошел всего один день…

 

Я настолько хотел знать  о своих результатах, что не смог дождаться официального объявления и позвонил в Хонбу.

Ответивший мне человек весьма легко, если не равнодушно, сказал мне: «Судзуки-сан, вы получили первый дан». Я на мгновение не поверил своим ушам и сказал только: «А, вот как?..». После чего повесил трубку.

Домой я вернулся бегом. Уже в комнате, не помня себя от радости, прыгал и кричал: «Я сделал это, наконец-то сделал, получил черный пояс!». После этого обратился к фотографии отца, стоящей на домашнем алтаре: «Наконец-то я добился этого, стал обладателем черного пояса…». В этот момент я никак не мог остановить нахлынувшие слезы.

Глава додзё сказал мне после получения первого дана: «Ты стал одним из двухсот обладателей черных поясов в каратэ кёкусинкай, это заняло у тебя только минимальные три года тренировок». И впрямь, я даже и не думал, что смогу всего за 2 года с момента вступления в кёкусинкай добиться первого дана. Я полагал, что помогла мне в этом не просто сила или способности, а серьёзное отношение к тренировкам и постоянная работа над собой.

На этих же испытаниях вместе со мной заслужили получения первого дана и несколько моих товарищей, среди которых были Ямадзаки и Ойкава. После этого Ямадзаки, благодаря своему таланту и силе, совершенно выделился из общей группы каратэк в додзё. Ни я, ни другие уже не могли сравниться с ним.

Когда я впервые появился в додзё с черным поясом, то был несколько сконфужен. В то же время ощутил всю тяжесть и ответственность, которую налагает этот пояс. Владение им означает быть выше и лучше других, иными словами стать тем, кого преследуют в развитии. Я считал, что это обязывает удвоить количество тренировок, в сравнении с учениками более низких ступеней. Мир побед в каратэ – непростая вещь. Четко видна разница в отношениях между группами сэмпаев-кохаев. Если  проиграть кохаю бой при его превосходстве, то внешне он будет вежлив с вами и даже поможет встать, но его истинные мысли будут примерно таковы: «Этот сэмпай ничего из себя не представляет». Поэтому я посчитал, что после получения черного пояса нужно не допускать такого рода унизительных поражений.

Первый дан дал мне право на включение в работу совета, в котором состояли только черные пояса. В процесс функционирования этого совета время от времени включался и сам глава додзё.

В октябре 1970 года исполнилась мечта нашего главы додзё о проведении открытого чемпионата Японии по каратэ. Он был проведен в одном из спортивных залов Токио и именно там, на небосводе каратэ ярко зажглась звезда Ямадзаки, моего товарища по додзё. На следующий год в ходе второго открытого чемпионата Японии по каратэ победу одержал мой кохай Хасэгава.

Это не стало каким-то серьезным стимулом, но все же я также захотел однажды принять участие в крупном соревновании. Пусть даже я и проиграл бы в первом же поединке, но желал увидеть пределы своих возможностей на глазах у широкой публики.

В августе 1972 года, когда начался приём заявок на участие в третьем открытом чемпионате Японии по каратэ, я сразу не стал подавать необходимую заявку. Мне очень хотел участвовать, но глава додзё выразил свою обеспокоенность относительного состояния моего тела, поэтому, находясь в нерешительности, я заявку в тот момент так и не подал.

С самого начала в этих турнирах к участию, кроме, естественно, представителей других стилей каратэ, были официально допущены профессиональные боксеры, кикбоксеры, борцы, отсутствовали ограничения по росту бойцов, поощрялись даже такие достаточно грубые вещи, как победы нокаутом.

Согласно тексту заявки на участие в турнире будущие участники письменно подтверждали, что не имели претензий к организаторам по вопросам любых полученных травм, включая смертельные. Возможно и поэтому, меня и большинство других не допускали до участия в этом соревновании.

Тем не менее, однажды во время тренировки глава додзё передал мне следующие слова: «Судзуки, поскольку ты достиг серьезных результатов в своих занятиях, прими в этот раз участие в турнире. Если всё пойдет хорошо, то, возможно, ты сможешь далеко зайти». Я, находясь на седьмом небе от счастья, заполнил все необходимые бумаги, а уже со следующего дня начал свой путь в качестве участника третьего открытого чемпионата Японии по каратэ.

Как только произошли все эти события, перед турниром активность занятий существенно возросла и мы отправились в Харуми, Токио для тренировок под руководством Ясухико Оямы...

Ночь перед турниром, естественно, была бессонной, и вот, наконец, 26 октября начался третий открытый чемпионат Японии по каратэ. Помолившись у домашнего алтаря с образом отца и взяв подготовленное матерью кимоно, я вышел из дома. В кимоно при этом был зашит защитный амулет.

Неделей ранее, я вместе со своим другом поехал к берегу моря проводить последнюю тренировку перед соревнованием. Пока мы занимались на берегу, дети к тому же месту привели сопровождавшую их старушку, которая спросила о нашем занятии. Мы ответили ей, что тренируемся к турниру по каратэ. Старушка пожелала нам не получать травмы, с этими словами она передала мне амулет. Зашивая его в каратэги, я и провел ночь перед турниром...


 

На показательных выступлениях, нужно было сломать нидан гери (двойной удар ногами в прыжке) высоко поднятую черепицу, в руках человека посаженного на плечи другого. Но тех, кто с ходу справился бы с такой задачей, среди нас не нашлось. Высота была примерно равна двум метрам и 20-30 сантиметрам. Я попытался нанести удар ногой в прыжке, что получилось сделать сравнительно неплохо. Люди вокруг сильно удивились, а больше всех - я сам. Не верилось, что человек, который в старшей школе в прыжке ногой не достал бы и метровой высоты, смог так высоко ударить.

С тех пор, нидан гэри стал моей визитной карточкой при демонстрациях возможностей каратэ. Маленький, ростом 155 сантиметров каратист, разбивающий черепицу на высоте 230 сантиметров. Такое показательное выступление где угодно вызывало удивление зрителей и оглушительный успех.


На фото: 
слева - Автор этих строк под 18 номером наблюдает за схваткой бойца, который вскоре станет его противником.

справа - Выступление с демонстрацией возможностей каратэ со своим разбиванием черепицы нидан гери перед наследным принцем Ирана.

Глава 6. Тяжелые тренировки... | Глава 8. Награда из рук Масутацу Оямы!


Просмотров: 2 382
Распечатать
+14

Похожие новости


SuperKarateRU  в YouTube Страница SuperKarateRU  в Вконтакте SuperKarateRU  в Twitter RSS - Подпишитесь на новости SuperKarateRU SuperKarateRU в Facebook SuperKarateRU в Instagram

Open Baltic Cup 2018

Топ новостей

Интервью

Статьи