» » »

Фукукантё Хиросигэ о своем пути в каратэ. Часть 1


Как рождалась школа «Дзёнан-рю». Фрагмент 1.


Юность полная драк

Фукукантё Хиросигэ ЦуесиВ основании всей моей концепции каратэ, в конечном счете, лежит стремление к эффективности в драке, и связано это с моим детством.

Я родился в 1947 году в городе Кокура (ныне город Кита Кюсю) в префектуре Фукуока, где провел всё свое детство и всю свою юность вплоть до окончания повышенной средней школы. То было время, когда еще обычным явлением были молодежные хулиганские шайки с их вожаками-бантё, а в моем случае сказывалась еще и местная специфика, присущая острову Кюсю. В общем, я рос в такой среде, где считалось, что драки среди мужчин – вполне нормальное явление, и где никто не считал их ни проявлением насилия, ни чем-то дурным. Так что юность моя прошла в довольно-таки суровых условиях, но, несмотря ни на что, те годы остаются для меня «старыми добрыми временами».

Тогда всё было совершенно не таким, как сейчас, начиная прямо с самой начальной школы. То был мир, в котором, что бы ни случилось, все школьники толпой бежали драться с учениками из соседней школы. И это тогда не считалось чем-то ненормальным.

Когда я перешел в среднюю школу, я начал заниматься в баскетбольной секции, и мне уже, как и следовало ожидать, стало не до каждодневных драк, но уж если становилось известно, что ученики из соседней школы идут бить наших, тут мы все слетались на драку.

Много позднее в офисе, в котором я работал, один из моих сослуживцев по случайности тоже оказался уроженцем Кита Кюсю, жившим, к тому же, неподалеку от дома моих родителей. Как-то в разговоре мы завели речь о том, кто и где учился. И вот, когда я сказал, в какой школе учился я, мой собеседник вдруг переменился в лице и удивленно спросил: «Неужели вы учились в этой жуткой школе?!»

В общем, та школа, в которой я учился, конечно, отличалась грубостью нравов, но я в те времена этого не осознавал, мне всё казалось нормальным. Во-первых, с точки зрения той системы ценностей, которая была присуща мне в период учебы в школе, ни я, ни мои однокашники не были плохими парнями. Ведь для нас плохим парнем был уж действительно настоящий негодяй. Плохими были парни, которые блуждали между школой и исправительным заведением для малолетних преступников, причем такие, которые в последнем заведении проводили куда больше времени, чем в школе, и в поисках которых якудза специально рыскали по школам.

В общем, я рос в таком окружении, где не порицались не только драки между школьниками, но даже и масштабные побоища между школьниками и преподавателями. Даже отец и старший брат и те не читали мне нотаций. Самое большее, как меня могли наказать, - запретить посещать школу в течение какой-нибудь недели.

Один парень у нас разбил окно выстрелом из «воздушки». Другой бегал по школе, размахивая ножом. Конечно, он только пугал ребят, но те-то, к кому он лез со своим ножом, отбивались от него на полном серьезе. Но, смотря даже на таких отвязных пацанов, я не испытывал страха, ощущая разве что удивление: «Вот это да!!! Класс!!!» Если кто-то из парней не удовлетворялся одной только словесной перепалкой, парни «забивали стрелку», без конца подзуживая друг друга: «Да я тебя порву!» При этом всё это не осознавалось как драка, как насилие или что-то в этом роде. По моему тогдашнему восприятию, это было нечто вроде спорта.

Однако таких издевательств, остракизма, самоубийств, какие мы наблюдаем сегодня, у нас не было. Мы ясно понимали, с кем можно иметь дело, а с кем – нельзя, и у каждого было свое место в коллективе. Конечно, негодяи, как и положено негодяям, могли относиться к слабым так, словно издевательство над ними – вполне нормальное дело. А вот таких, как сейчас, паинек, старающихся быть «примерными детьми», у нас не было вовсе.

В общем, как бы то ни было, именно таким было то окружение, в котором я рос. До второго класса я сам входил в группу «закоренелых негодников». Но на третьем году моей учебы в школе всё для меня переменилось. Меня тогда вытащил из этого болота наш классный учитель.

Он как-то подозвал меня и сказал:
- Ты, знаешь, прекращай якшаться с этими парнями!
- Что вы имеете в виду? – отреагировал я.
Тогда учитель протянул мне листок, на котором были тщательно выписаны все мои оценки, начиная с первого класса.
- Посмотри хорошенько! Видишь: ты один из всех этих ребят справляешься с программой!

Учитель внимательно изучил мою успеваемость и обобщил данные по тем дисциплинам, в которых я успевал, в виде понятной таблички. Тем сам он постарался укрепить мою веру в свои силы. И вот, благодаря этому, я вдруг подумал, а почему бы не поучиться? В итоге с третьего класса я начал учиться всерьез и постепенно приобрел знания, необходимые для поступления в повышенную среднюю школу. А ведь не повстречайся мне на моем жизненном пути этот учитель, я бы так, наверное, и остался никудышним бездельником. Думаю, этого учителя вполне можно считать моим Учителем с большой буквы.

Когда я оглядываюсь на прожитые годы, в моей памяти неизменно всплывают лица людей, которые решающим образом повлияли на мою жизнь. Первым из них я назову этого учителя. За ним пришли другие и, прежде всего, те замечательные учителя пути каратэ, о которых пойдет речь далее.

- Фукукантё Хиросигэ о своем пути в каратэ. Часть 1 - Юность полная драк
Фукукантё Хиросигэ о своем пути в каратэ. Часть 2 - Средняя школа была для меня курортом
Фукукантё Хиросигэ о своем пути в каратэ. Часть 3 - Вступление в додзё штаб-квартиры Кёкусин кайкан
Фукукантё Хиросигэ о своем пути в каратэ. Часть 4 - Кто выживает, тот становится сильным!
Фукукантё Хиросигэ о своем пути в каратэ. Часть 5 - «Отправляйся в Осаку!»
Фукукантё Хиросигэ о своем пути в каратэ. Часть 6 - Рождение отделения Дзёнан
Фукукантё Хиросигэ о своем пути в каратэ. Часть 7 - «Черные пояса из Дзёнан ничего не стоят!»
Фукукантё Хиросигэ о своем пути в каратэ. Часть 8 - Что такое сущность боевого искусства (гокуи)
Фукукантё Хиросигэ о своем пути в каратэ. Часть 9 - Чему я учился у сэнсэя Саваи
Фукукантё Хиросигэ о своем пути в каратэ. Часть 10 - Будо «надкусывать» нельзя!
Фукукантё Хиросигэ о своем пути в каратэ. Часть 11 - Шаг, с которым перемещается сама жизнь
Фукукантё Хиросигэ о своем пути в каратэ. Часть 12 - Поговорим о качестве тренировочных занятий

Перевод А. Горбылёва по: Хиросигэ Цуёси. Кёкусин каратэ: Дзёнан сибу цуёса-но химицу [«Каратэ Кёкусин: секреты силы отделения Дзёнан»]. Токио, «Бэсубору магадзин ся», 1997. [www.kyokushinkan.ru]

Публикуется с разрешения Алексея Горбылева

Купить книги Алексея Горбылева

Просмотров: 7 894
Распечатать
+13

Похожие новости


SuperKarateRU  в YouTube Страница SuperKarateRU  в Вконтакте SuperKarateRU  в Twitter RSS - Подпишитесь на новости SuperKarateRU SuperKarateRU в Facebook SuperKarateRU в Instagram

KarateShop.RU

Топ новостей

Интервью

Статьи